Кто хочет продажи земли в Укаине?

  • Сообщить о ошибке
  • 0
Кто хочет продажи земли в Укаине?
Продажа земли: яд для разоренного украинского села…

Согласно Конституции, земля, недра, воздух, водные и другие ресурсы Украины являются объектами собственности нашего народа. Об этом почему-то забывают политики, когда говорят о так называемой земельной реформе. Наделав многомиллиардные внешние долги и разорив село, власть выставляет на торги последний оставшийся у нее ресурс – землю. Эту идею поддерживают злейшие противники – БЮТ и Партия регионов. Единственная политическая сила, которая категорически против – коммунисты.


Мечта МВФ превратить украинскую землю в товар – известна давно. Но перманентные выборы и политическая нестабильность мешали «оранжевой власти» сделать этот преступный шаг. К сожалению, на подобную «реформу» уже почти готова пойти власть нынешняя, слишком быстро запутавшаяся в кредитных сетях Запада.


Особо встревожили наблюдателей слова Президента Виктора Януковича, произнесенные не так давно на бизнес-форуме в Японии. Он призвал японских инвесторов обратить внимание на Украину, напомнив, что у нас готовится широкомасштабная приватизация земли. Ранее Виктор Янукович говорил, что «пакет законов по земельной реформе почти отработан» и будет внесен в парламент после общественного обсуждения.


Сказанное свидетельствует о том, что на Банковой существует мощное лобби, проталкивающее идею торговли землей как «благую весть» для отечественной экономики. Да это и не секрет: практически открыто «проповедует» свободный рынок земли первый заместитель главы Администрации Президента Ирина Акимова.


В то же время Кабмин проявляет более осторожный подход, инициируя создание Фонда земель сельскохозяйственного назначения. Фонд, по замыслу чиновников, будет заниматься сдачей в аренду и продажей земель сельхозназначенния, начиная с 2013 года.


Впрочем, не столь важно, как именно подбираться к пропасти: бегом или крадучись, исход все равно один. И если властям действительно интересно, что думает народ, нужно не имитировать его волеизъявление «общественным обсуждением», а провести национальный референдум с честно сформулированным вопросом: «Поддерживаете ли вы продажу земли в Украине?».


Но проведения такого референдума не допустят иностранные кредиторы. По их мнению, заявления политиков и должностных лиц о том, что «чужим» не разрешат покупать землю, всего лишь успокоительная «настойка», которой потчуют народ, дабы он не поднялся с вилами раньше времени. Более того, даже сейчас, когда официально действует мораторий на продажу сельскохозяйственных земель, около 11 млн. га украинской пашни, по словам лидера КПУ Петра Симоненко, контролируются иностранными фирмами. Это почти треть всех сельхозземель в Украине.


Как только законодательную «форточку» откроют пошире, к тем 3,5 тысячам иностранных компаний, что уже добрались до украинских черноземов, присоединяться сотни и тысячи других акул капитализма. Тягаться с которыми у отечественного бизнеса не будет ни сил, ни опыта, ни финансовых ресурсов.


Ведь, что представляет собой украинское село сейчас? Если до 1991 года насчитывалось 12,5 тыс. колхозов и совхозов, где трудилось 4,5 млн. человек, то сегодня на селе осталось всего 600 тыс. работающих. 5 тыс. сел просто вымерли из-за безработицы. Остальные кое-как выживают за счет огородов.


Обрабатывать землю нечем. У еще живых хозяйств нет денег на новую технику и они «донашивают» старую, уже превратившуюся в металлолом. На Харьковском тракторном заводе из 30 тыс. сотрудников осталось 3 тыс. И вместо 50 тыс. сельхозмашин они собирают в год 200 тракторов.


На животноводческих фермах – пусто. В 1991 г. в Украине насчитывалось 24,7 млн голов крупного рогатого скота, теперь же мы имеем 5 млн. голов. Поголовье свиней составляло 19,6 млн. голов – теперь 5-6 млн.


Крупные аграрные компании, расположившиеся на землях бывших колхозов или собравшие в кучу крестьянские паи, не стесняясь, используют наши ценнейшие черноземы под ходовые на мировых рынках культуры, которые истощают грунт – рапс, кукурузу, подсолнечник, бобовые. Такое хозяйствование уже привело к тому, что в областях, где особо активны компании с иностранным капиталом, образовались пустоши.


Все это результаты «рыночных преобразований» на селе, которые превратили некогда ведущую отрасль народного хозяйства в легкую добычу транснациональных сырьевых магнатов. Чтобы окончательно закрепить этот процесс и сделать из селян батраков, заинтересованные силы лоббируют свободную продажу земли.


И тут, как говорится, лиха беда начало. Стоит лишь сдвинуть этот камень, как, несмотря на утешительные заверения «реформистов», на украинскую пашню накинутся толпы матерых спекулянтов, латифундистов, да и просто бандитов, которые придут за крестьянским паем не с инвестициями, а с битой.


«Продавать землю – нельзя ни в коем случае, это все равно, что сознательно лишать себя будущего, - говорит лидер КПУ Петр Симоненко. – Если крестьянин хочет продать свой пай, который ему бесплатно выделило государство, он должен обращаться в специально созданный государственный земельный фонд. Чтобы там провели рыночную оценку участка и выкупили у него по этой цене. Земля же, аккумулированная в государственном земельном фонде, должна не продаваться, а лишь за определенную плату передаваться на правах аренды аграриям, способным эффективно ее использовать».


Кроме того, чтобы прекратить ограбление села посредниками, Симоненко предлагает возложить на государство соответствующие функции. «Необходимо создать государственную структуру, занимающуюся экспортом зерна. Потому, что сегодня так называемые зернотрейдеры приобретают украинскую пшеницу по низкой цене, а продают на мировых рынках вдвое дороже. Им даже отмена возмещения НДС при экспорте зерна не страшна: прибыли у них колоссальны».


По пути аренды сельхозземель, ограничения продаж и государственной помощи аграриям идут все развитые страны. В Германии, например, арендатор может выкупить надел только после 10 лет работы, а продать не ранее, чем через 20 лет, и то при соответствующем разрешении уполномоченных органов власти. Во Франции запрещено продавать землю на протяжении 12 лет со дня ее получения, в Испании – 10-12 лет, в Италии – 30 лет. В Израиле перепродавать земельные наделы в личную собственность вовсе запрещено. В Швеции такой запрет существует как бы негласно: там землю предлагают для обработки исключительно в аренду. Даже в либеральных Соединенных Штатах продается и покупается далеко не вся земля: самая ценная находится под контролем штата или федеральных властей и в частную собственность не переходит.


Зато в развивающихся странах, которые купились на обещания кредиторов и советы МВФ, картина очень похожа на ту, что мы вскоре сможем увидеть в Украине. Уже хрестоматийным примером «утраченных иллюзий» стала Аргентина, которая, погрязнув, как и мы, во внешних долгах, согласилась пустить на свои плодороднейшие земли иностранные компании.


Ей обещали помочь остаться житницей мира. И, действительно, житницей Аргентина осталась. Но ее мясо и хлеб вывезли в Европу, где цены выше. А согнанные со своих земель крестьяне, еще недавно – преуспевавшие, нанимались к новым хозяевам за миску супа и $3 в день на бригаду. Но и этого транснациональным «рабовладельцам» вскоре показалось много. В итоге, пока сытая Европа и Америка объедались аргентинской говядиной, в стране практически начался голод. Хотите попробовать так пожить?!


«Для жителей украинского села при его нынешнем социально-экономическом положении, продажа земли иностранцам приведет к тому, что они голодные и безработные будут ходить по улицам своего села, но только уже с французскими, арабскими, китайскими, английскими и др. названиями, - говорит Петр Симоненко. – Никто не будет беречь наши земли. А сельское хозяйство, основанное на использовании ГМО, не требует большого числа рабочей силы…».


Что можно к этому добавить? Да, почти ничего. Прав был Марк Твен: земля – единственный в мире продукт, который уже не производят. Лишиться ее очень легко. Но следом за массовой продажей земли, как правило, наступает потеря государственности. Это – уроки истории, которые ничему не учат нашу власть.